Об участии в соревнованиях

Eric Brad«Последние 10 лет я участвую в соревнованиях по аджилити. Трасса, по которой я должен успешно провести свою собаку, каждый раз разная. Если мне удается закончить трассу, не превысив положенное количество штрафов и уложившись в лимит времени, я получаю «квалификационный забег» или “Q”. Это значит, что я прошел тест. Если я набрал слишком много штрафов или потратил много времени, я не получаю квалификацию. Значит, я провалил этот тест.

Именно здесь все становится непонятным для собаки. Существует сколько угодно способов «провалиться» на соревнованиях по аджилити. Моя собака может не отреагировать на команду и пробежать мимо снаряда — например, слалома. Моя собака может прыгнуть недостаточно высоко и сбить планку, зацепив ее одним когтем. Моя собака может даже верно отреагировать на мой жест и побежать туда, куда я ей показал, хотя я сделал это случайно и это было ошибкой.

Вести счет

Итак, команда хендлер/собака может провалиться на соревнованиях, даже если собака прекрасно реагирует на все сигналы от хендлера. Именно здесь, я считаю, соревнования становятся проблемой для нас. Мы готовим себя и свою собаку, чтобы показать лучшее, на что мы способны, а затем тестируем себя. Когда все идет как надо, мы по праву гордимся собой и своей собакой.  Но что бывает, когда что-то не получается?

То, что собаки знают наверняка – это то, что они живут с нами. Они зависят от нас. И, в большинстве случаев, когда мы недовольны собаками, это не предвещает для них ничего хорошего. Когда мы выступаем с собакой и что-то идет не так, какой вывод они делают из нашего разочарования? Хендлер расстроен из-за собаки, которая не выполнила то, что нужно, или из-за себя самого, потому что он не смог сделать то, что было нужно для успешного выступления собаки? И, самый важный вопрос, может ли собака вообще понимать разницу меду причинами недовольства хендлера?
Наша реакция на успех ли неудачу может иметь огромное влияние на отношения между хендлером и собакой. Собаки –социальные создания, и их всегда беспокоит сохранение хороших отношений с нами. Человеческая психология может объяснить это с точи зрения теории социальной валидации,  согласно которой кадый человек следит за реакциями окружающих, чтобы оценить состояние отношений и выбрать, как вести себя, чтобы все было хорошо. Но собаки – это не люди. Собаки могут не понимать, что мы расстроены из-за самих себя, а не из-за них. Но какой они делают вывод из этого и как реагируют?

«Внезапная смерть» и эффект накопления

Собаки крайне наблюдательные животные, а их благополучие в прямом смысле зависит от сохранения хороших отношений с их людьми. Такой спорт, как аджилити, дает многочисленные возможности для того, чтобы «напортачить» в одной- единственной трассе. Это значит, что мое разочарование и недовольство своими собственными навыками хендлера собака может заметить несколько раз подряд за считанные секунды. Что еще хуже, вполне вероятно, что в этот момент я действительно не сосредоточен на «чувствах» своей собаки,  а только на прохождении «теста».

На одном из соревнований, в котором я принимал участие, было правило, которое касалось «отказов». «Отказом» называется ситуация, в которой собака приближается к препятствию, но не преодолевает его с первой попытки. В этих конкретных соревнованиях один-единственный отказ означал «не квалификацию» – провал. Если этот отказ случается в начале трассы, разочарование хендлера может оказать влияние на всё последующее выступление собаки в трассе. «Внезапная смерть» от этой конкретной ошибки может свести на нет всю остальную хорошую работу собаки. Все надежды на получение квалификации теряются в этот момент.

Такое разочарование хендлера очень часто может быть считано собакой как неодобрение. Когда такое случается часто, собаке вовсе не весело. Особенно расстраивает ситуация, когда собака просто следует нечетким указаниям нервного и неподготовленного хендлера. Со временем, наши реакции на то, что происходит во время соревнований, могут нанести урон нашим отношениям с собакой.

 

Это игра!

Аджилити, следовая работа, обидиенс, выставки, IPO, фристайл и все остальные занятия, которые мы придумали. Каждое из них дает возможность обучить собаку разным навыкам и затем проверить эти навыки в дружественной обстановке соревнований. Для себя я решил рассматривать соревнования как средство оценки себя в сравнении с собой. Способ оценить работу, которую я проделал как дрессировщик и напарник своей собаки. Наши роли ясны: собака  — атлет/исполнитель, а я учитель/тренер, который помогает ей быть успешной.

Я радуюсь всем успехам, я горжусь тем, что мы хорошо поработали с собакой и она обучена всему, чему нужно, чтобы быть успешной в этом спорте. Каждый провал — это важный показатель того, что некоторые навыки еще не совсем на нужном уровне, будь это мои умения как хендлера или навыки собаки, которым я должен был обучить её. Важный момент: моя собака никогда не может потерпеть неудачу. Либо она была направлена не так, как нужно, либо ей не хватало подготовки, чтобы выполнить задание. В обоих случаях ответственность за сделанную работу лежит на мне.

Сохранение хороших отношений с собакой важно для меня. Тот факт, что моя собака готова работать и хочет это делать каждый раз, когда мы тренируемся или соревнуемся, говорит о том, что она наслаждается. Ее возбужденный лай и широкая улыбка при беге от барьера к барьеру — это мое большое достижение. В возрасте 10 лет она показывает тот  же энтузиазм к аджилити, который был у нее в 10 месяцев. Пока я развивал свои умения, а она усваивала навыки, я очень старался не показывать недовольство и разочарование из-за неудачных выступлений. То, что я поставил отношения с собакой выше всего остального, окупилось для меня и моей собаки.»

 

Эрик Брэд

перевод Русакова А.

оригинал статьи на английском